ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol
ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol

Статус языков меньшинств в конституционном законодательстве стран Европы

Лилия НЕВАРА, Соискатель кафедры международного права Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

В статье рассматривается современная ситуация языков национальных меньшинств и их место в государстве. Анализируется ратификация и имплементация положений Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств в конституционное законодательство стран Европы. Рассматривается зависимость статуса, который предоставляется языку национального меньшинства от уровня экономического, политического и социального развития определенной страны.

Ключевые слова: региональные языки, языки национальных меньшинств, многоязычие, конституция, категория, Европейская хартия, Совет Европы.

The Status of Minority Languages in the Constitutional Legislation of the Countries of Europe

The article is dedicated to the modern situation of national minorities’ languages and their place in the state. Ratification and implementation of the provisions of the European Charter for Regional and Minority Languages in constitutional legislation of countries in Europe is analyzed. Dependence of the status given to the language of the national minorities from the level of economic, political and social development of the country is researched.

Key words: Regional languages, languages of national minorities, multilingual, constitution, category, European Charter, the Council of Europe.

Европа всегда была и является важным регионом, где многочисленные языковые группы традиционно находились в непосредственном контакте и обогащали друг друга. И хотя это так называемое сотрудничество, как положительное явление для государства, все же не стоит забывать о современном состоянии языков национальных меньшинств и их место в государстве. Ведь почти нигде в Европе мы не увидим такого явления как использование языков на одинаковом уровне и в одинаковых политических, культурных, экономических условиях. В некоторых странах напряженность, которая возникает из этого неодинакового применения, может быть незначительной, но в других она является открытой и серьезной проблемой. Такое положение по применению языков может привести, и мы являемся свидетелями приводит, к конфликтам между различными языковыми группами часто спровоцированными, направленными и используемыми их политическими лидерами для получения собственного авторитета, а не для обеспечения общенациональных интересов в стране. Именно поэтому вопрос относительно правового статуса языков меньшинств или региональных языков в странах Европы является чрезвычайно важным и требует соответствующего исследования и урегулирования.

В связи с этим, важно какой статус предоставляется языку национального меньшинства (ее родному языку) в государстве проживания. Сложившаяся практика по этому вопросу отсутствует, она отличается от страны к стране. Как справедливо отмечал Специальный докладчик Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств Комиссий ООН по правам человека Ф. Капоторти, в многоязычных обществах определение статуса языков, которыми пользуются разные языковые группы имеет много измерений и зависит от уровня экономического, политического и социального развития определенной страны. По мнению специалиста возникают ситуации, когда определение языка одной группы, как официального, может стать источником постоянного противоречия, поскольку касается политического баланса между различными группами населения, особенно в случае, когда каждая из них составляет значительный процент населения, или, когда они компактно проживают в определенной местности. С другой стороны, было бы нецелесообразным, по его мнению, в многоязычных странах определять все языки, используемые населением как официальные. К тому же во многих странах консолидация и единство людей, духовная целостность народа и необходимость создания ощущения национальной идентичности требовали бы признание лишь одной официальной речи. Следовательно, для охраны основных прав лиц, принадлежащих к различным языковым группам, так же, как и нации в целом, между этими противоречиями должно быть найдено равновесие1.

Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств принята Советом Европы в 1992 году (Хартия) сделала настоящий прорыв в развитии «языковых прав». В ней утверждены конкретные нормы и принципы, которые в отличие от предыдущих документов, имеющих конкретную цель — содействие развитию и защите исторических региональных языков и языков меньшинств в Европе. Хартия отмечает, что право на использование регионального языка или языка меньшинств в частной и общественной жизни является неотъемлемым правом, а также подчеркивает значение взаимного обогащения культур и многообразия с учетом того, что защита и развитие региональных языков или языков меньшинств не должны осуществляться в ущерб официальным языкам.

Анализируя языковую ситуацию в Европе, заместитель председателя Комитета экспертов Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, представитель Норвегии Сигвей Грамстад отмечает, что по условиям существования и применения языков меньшинств их можно классифицировать по следующим категориям. «Во-первых, язык большинства в одной или нескольких странах может быть языком меньшинства в других странах. Такими, например, являются немецкий, украинский, сербский, датский и венгерский языки. Во–вторых, существуют языки, которые всегда являются языками меньшинств, и используются во многих странах, таких как саами, ромский, идиш или фризький, или только в одной стране, такие как валлийский и гэльский в Соединенном Королевстве, языка верхней и нижней Лужицы Сорбо в Германии, или язык Mеянкиели в Швеции. В–третьих, есть языки меньшинств со многими пользователями наряду с языками меньшинств с незначительным кругом их представителей в той же стране. В Испании существуют два таких языка: каталонский на котором говорят 5,6 млн. человек и аранезский язык с 5000 динамиков, в Финляндии мы находим 290000 шведскоязычным лицам и 250 человек представителей употребляющих язык саамов Инари, в Великобритании, валлийский имеет 750000 динамиков, корниш имеет 400, а в Словакии существует есть 520000 носителей венгерской и 2600 польского языка. Такой тип многоязычия наблюдается в большинстве европейских государств. В–четвертых, есть страны с большим количеством региональных языков или языков меньшинств, а также другие страны с несколькими. В Дании существует только одно языковое меньшинство, на Кипре и в Швейцарии два, в Сербии и на Украине насчитывается 13 языков, а в двух последних государствах, которые присоединились к Хартии: Румынии — 20 региональных языков или языков меньшинств и Польши — 15 таких языков»2.

По подсчетам специалиста, на время его исследования этого вопроса, только среди 20 стран из 25 государств–участников Хартии функционируют 142 региональных языка или языков меньшинств (или языковых ситуаций), которые используют более 37 миллионов человек.

Если в целом говорить об отношении европейских государств к региональным языкам или языкам меньшинств, то ситуация является довольно неутешительной. Большинство государств направили свою политику на защиту одноязычия путем объединения различных культурных сообществ, что в результате должно привести к единой культурной идентичности, которая Укрепляется в результате создания единого национального языка. Языки меньшинств рассматриваются как препятствия к становлению единой национальной идентичности. Восприятие языков меньшинств как угрозы для политического единства государства очень вредно отражается на региональных языках, приводит к их упадку, не говоря уже об их развитии.

Однако, 25 европейских стран, которые ратифицировали Хартию обязуются согласовать положения Хартии с национальным законодательством, устанавливает правовой статус языковых меньшинств (ст.4). Новейшим средством имплементации этого обязательства является принятие положений о языковых правах в конституционном законодательстве стран. Конституции 37 стран Европы включают положения связанные с вопросами о языках. Большинство конституций просто провозглашают определенный язык (или несколько языков) как государственный, официальный или тот и другой. Некоторые конституции не задаются вопросом государственного или официального языка (8 стран). Есть конституции, которые ограничивают себя запретом дискриминации по языковому признаку. И только некоторые страны Центральной и Восточной Европы не только присоединились к Хартии и Рамочной конвенции, но и в определенной степени определили определенные конституционные принципы защиты меньшинств и языков меньшинств.

Интересно, что навязанная этим странам через вступление в Совет Европы конституционная модель гарантии прав меньшинств и языков меньшинств, не связанных с государственным языком, почти не применяется странами Западной Европы. В их Государственных докладах часто указывается, что они имеют давние демократические традиции и в принятии специального законодательства нет необходимости. И здесь открывается широкое поле для двойных стандартов и наставления новых демократий старыми.

Приведем несколько примеров конституционного решения вопроса языковых прав в определенных европейских странах.

Согласно п. 3 ст.3 Конституции Германии 1948 г. «Никому не может быть причинен ущерб или предоставлено преимущество вследствие его пола, его происхождения, его расы, его языка, его места рождения и родства, его вероисповедания, его религиозных или политических убеждений»3. По содержанию конституционное положение не решает вопрос официального языка или языков меньшинств. Речь идет о запрете дискриминации по языковому признаку. Любые юридические гарантии содействия развитию или защиты таких языков не предвидится.

Статья 8 Конституции Австрии 1983 г. провозглашает «Немецкий язык является официальным языком Республики, без ущерба для прав, предусмотренных федеральным законом для языковых меньшинств»4. Конституция определяет официальный язык, права языковых меньшинств определяются специальным законом.

Статья 70 Федеральной Конституции Швейцарии определяет:

«1. Официальными языками Союза являются немецкий, французский и итальянский. В отношениях с лицами ретороманского языка официальным языком Союза является также ретороманский.

2. Кантоны определяют свои официальные языки. Чтобы сохранить взаимопонимание между языковыми сообществами, они уважают традиционный языковой состав территорий и учитывают коренные языковые меньшинства.

3. Союз поддерживает меры кантонов Граубюнден и Тичино по сохранению и поощрению ретороманского и итальянского языков». Документ определяет четыре официальных языка, ссылается на коренные языковые меньшинства без их определения и определяет ретороманский и итальянский официальные языки как территориальные языки и языки меньшинств. Таким образом, любые положительные языковые права в Конституции отсутствуют.

Весьма декларативными, на наш взгляд, является положение ст. 3 Конституции Испании 1978 г. где речь идет о том, что

«1. Кастильский язык является официальным языком Испанского государства. Все испанцы обязаны знать его и имеют право им пользоваться.

2. Другие языки Испании также являются официальными языками автономных сообществ в соответствии с их уставами.

3. Богатство различных языковых особенностей Испании является культурным наследием, которое пользуется особым уважением и защитой»5.

Пункт 2 ст.68 Конституции Венгрии (в редакции 2004 г.) предусматривает: «Венгерская Республика обеспечивает защиту национальных и этнических меньшинств и обеспечивает их коллективное участие в государственных делах, укрепления их культур, использование родного языка, образования на родном языке и использование имен в их родных языках». В данном случае в акте выделены конкретные языковые права на употребление родного языка, образование на родном языке, использования собственных имен на родном языке. Образование является ведущим фактором для сохранения и развития таких языков и поэтому право на образование на родном языке является ведущим в череде мероприятий, направленных на поощрение использования региональных языков или языков меньшинств в общественной жизни страны.

Наиболее предметно, на наш взгляд, этот вопрос решен в Конституции Словацкой Республики 1992 г. Статья 34 отмечает: «1. Гражданам, которые образуют в Словацкой Республике национальные меньшинства или этнические группы, гарантируется всестороннее развитие, в частности, право совместно с другими представителями меньшинства или группы развивать собственную культуру, распространять и получать информацию на родном языке, объединяться в национальные объединения, создавать и содержать учреждения образования и культуры. Подробности устанавливаются законом.

2. Гражданам, принадлежащим к национальным меньшинствам или этническим группам, при условиях, установленных законом, кроме права на овладение государственным языком, гарантируется:

b) право пользоваться своим языком в официальных отношениях;

с) право участвовать в решении вопросов, касающихся национальных меньшинств и этнических групп.

3. Осуществления прав граждан, принадлежащих к национальным меньшинствам и этническим группам, гарантированных настоящей Конституцией, не должно создавать угрозу суверенитету и территориальной целостности Словацкой Республики или приводить к дискриминации остального населения»6.

Четко противоположное решение вопроса находиться в Конституции Франции 1958 г.: Статья 2. (Конституционный закон N 92–554 от 25 июня 1992 г., ст. 1) „Французский язык является языком Республики“. На территории присутствуют около 10 национальных меньшинств численностью более 4 млн. лиц (например, эльзасцы, лотарингцы, баски, корсиканцы, итальянцы, португальцы и др.). Однако, Франция принципиально не признает ни национальные, ни языковые меньшинства на своей территории. Французский Конституционный совет считает, что такое признание было бы несовместимо с принципами равенства граждан и единства французской нации.

Восточные подходы находим в Конституции Турции 1982 г., члена Совета Европы с 1949 г. В ст.3. говорится: «Турецкое государство, его территория и нация — единое неделимое целое. Официальный язык — турецкий », а абз. 8 ст.42 предостерегает: «Никакой язык, кроме турецкого, не должен преподаваться в качестве родного языка турецким гражданам в любых образовательных учебных заведениях». Такие подходы к языкам меньшинств не только не соответствуют европейским языковым стандартам, а откровенно нарушают последние.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что по своему статусу право пользоваться родным языком или языком меньшинств, содержащееся в конституциях европейских стран можно условно разделить на шесть категорий:

1. право на свободное использование родного языка;

2. право на сохранение языковой самобытности;

3. право получать образование на родном языке;

4. право на использование родного языка в официальных отношениях, то есть в государственных учреждениях;

5. другие права (культурные, в средствах массовой информации и т.п.);

6. признание единого языка страны и игнорирование прав других региональных языков или языков меньшинств.

Первая и вторая категории прав провозглашают принципы и ценности, уже встроенные в систему прав человека и основных свобод. Они предусматривают свободу языка, т.е. право лица свободно выбирать и использовать свой язык, быть свободным от вмешательства в деле его языковой идентичности. То есть, речь идет в какой–то мере про естественные права человека, в которые государство не должно вмешиваться. Третья и четвертая категория прав являются наиболее интересными, потому что их развитие и защиту обеспечивают государства. В данном случае такие права налагают на государственные учреждения обязанности обеспечить образование на языках меньшинств и возможность общения на языках меньшинств с представителями государственных учреждений, органов и организаций на их родном языке. Пятая категория прав является своего рода перспективным направлением для дальнейшего расширения языковых прав на высоких уровнях их обеспечения в странах. Шестая категория, к которой относится многочисленная группа членов Совета Европы: Франция, Турция, Португалия, Бельгия, Греция, Латвия, Литва, Эстония, Болгария и некоторые другие отрицают существования меньшинств и не признают языковых прав меньшинств, прежде всего, отстаивая единство нации и единую культурную и языковую идентичность граждан. Эти страны не ратифицируют, а некоторые даже не подписывают, Европейскую Хартию региональных языков или языков меньшинств, которая признана Советом Европы как обязательный документ для стран Центральной и Восточной Европы при вступлении в эту уважаемую европейскую международную организацию.

1 Capotorti F. Study on the Rights of Persons Belonging to Ethnic, Religious and Linguistic Minorities // E/CN.4/Sub.2/384/Rev.1. — New York: United Nations Publication, 1979. — Р. 114.

2 Sigve Gramstad. Diversity of language situation in Europe // Minority language protection in Europe: into a new decade. Regional or Minority languages. — Strasbourg: Council of Europe Publishing, 2010. — No.8. — P. 29–30

3 Конституции стран мира (конституции и основные законы стран мира) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.uznal.org/constitution.php. Название с экрана

4 Там же

5 Там же

6 Там же

Related Posts

instagram volgers kopen volgers kopen buy windows 10 pro buy windows 11 pro