ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol
ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol

Международные избирательные стандарты: доктринальные подходы к пониманию их правовой природы

Михаил Охендовский, cоискатель кафедры международного права, Института международных отношений, Киевского национального университета имени Тараса Шевченка

В статье исследуются доктринальные подходы к определению и пониманию правовой природы международных избирательных стандартов.

Ключевые слова: выборы, избирательный процесс, глобализация, демократия, международное публичное право, международные избирательные стандарты, национальное конституционное право.

This article investigates doctrinal approaches to identifying and understanding the nature of international electoral standards.

Attention is focused on the question of formation, development, legalization, compliance, performance, ensure safety and protection of suffrage and the election laws of the election process in which, as a result of particular importance are the direct object of international law that enshrined in several international agreements of universal and regional levels.

It is noted that these aspects of the electoral law directly affecting the establishment of a democratic and legal state, international organizations and their statutory and hazing authorities shall develop appropriate regulations, conditions, methods and measures to ensure the transparency of electoral processes and procedures that take the relevant standards in the relevant field in the form of international agreements that include the international legal obligations of states and what are called international election standards.

The author argues that the problems of the source base of international electoral standards in the context of their legal nature and doctrinal justification remains valid, as the basis of their special importance for the formation of the democratic state, and so on scientific and pragmatic and praxeological principles that are important for improving the quality of national electoral process and its compliance with international legal guidelines

Key words: elections, electoral process, globalization, democracy, public international law, international electoral standards, national constitutional law.

Постановка проблемы. Важным признаком демократического устройства государства и его функционального назначения — феномена государственности — является периодическое обновление выборных публично-властных институтов, которые олицетворяют суверенную власть всего народа (ст. 5 Конституции Украины [1]) /выборы депутатского состава парламента/, конституируют субъекта, действующего от имени государства и являющегося главой государства, гарантом государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, соблюдения Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина (ст. 102 Конституции Украины) /выборы главы государства/, а также публично-самоуправляемую власть территориальных общин (ст. 140 Конституции Украины) /выборы местных советов и сельских, поселковых и городских голов/.

Исходя из особой важности указанных мероприятий, имеющих прямой выход на конституционное право государства, их нормативное регулирование и регламентация занимают важное место в конституционно-нормативном массиве государства. Но достаточно давно, особенно начиная со второй половины ХХ века — начала деятельности Организации Объединенных Наций и целого ряда международных межгосударственных институтов: Совета Европы, Европейского Сообщества, Совещания (Организации) по безопасности и сотрудничеству в Европе, — вопросы становления, развития, легализации, соблюдения, исполнения, обеспечения, охраны и защиты избирательного права, избирательного законодательства государств и организации избирательного процесса в них становятся важным объектом международно-правового регулирования, закрепляются в ряде международных соглашений универсального и регионального уровней. Исходя из того, что указанные аспекты избирательного права напрямую влияют на становление демократической и правовой государственности, международные организации, их уставные и неуставные органы осуществляют разработку соответствующих правил, условий, методов и мероприятий, обеспечивающих транспарентность избирательных процессов и процедур, то есть принимают соответствующие стандарты в профильной сфере в виде международных соглашений, содержащих международно-правовые обязательства государств, получившие название международных избирательных стандартов.

Степень научной разработки темы. В Украине актуальные проблемы непосредственной демократии, народовластия и, в частности, различные аспекты правового регулирования выборов, избирательного процесса, действия избирательного законодательства исследовали в советский и постсоветский периоды исторического развития нашего государства В. Д. Бабкин, М. А. Баймуратов, Ф. Г. Бурчак, И. П. Бутко, Г. К. Давыдов, В. М. Кампо, Г. П. Князевич, Н. И. Козюбра, В. В. Копейчиков, М. И. Корниенко, Л. Т. Кривенко, Н. И. Малышко, П. Ф. Мартыненко, О. В. Марцеляк, В. В. Медведчук, В. Ф. Мелащенко, А. Н. Мироненко, Г. А. Мурашин, Нгуен Ань Туан, Н. Г. Нижник, М. Ф. Орзих, В. Ф. Погорилко, Х. В. Приходько, П. М. Рабинович, А. А. Селиванов, В. Ф. Сиренко, М. И. Ставнийчук, А. П. Таранов, В. Я. Таций, Е. А. Тихонова, Ю. Н. Тодыка, В. Л. Федоренко, О. Ф. Фрицкий, В. В. Цветков, М. В. Цвик, П. Ф. Чалый, В. Н. Шаповал, Ю. С. Шемшученко, Н. Г. Шуклина, Л. П. Юзьков, А. И. Ющик, В. Д. Яворский и др. Но исследования по международным избирательным стандартам, особенно в контексте их источниковой базы и правовой природы, касающихся проблематики источников именно международного права, в Украине фактически не проводились, за исключениями научных трудов Б. Я. Кофмана, выполненных преимущественно в плоскости конституционного права.

Отсюда остается актуальной проблематика источниковой базы международных избирательных стандартов в контексте их правовой природы и доктринального обоснования, исходя как из их особого значения для формирования правовой демократической государственности, так и из научных и прагматично-праксеологических принципов, имеющих значение для повышения качества национального избирательного процесса и его соответствия международным правовым установкам. Поэтому темой этой статьи является исследование состояния, роли и значения доктринального обоснования международных избирательных стандартов и определения их правовой природы.

Изложение основного материала. Следует отметить, что для определения понятия международных избирательных стандартов и их правовой природы, по нашему мнению, следует руководствоваться двумя методологическими подходами, а именно — указанные стандарты следует исследовать как с позиций конституционного права, так и с позиций международного публичного права. Если исследовать возникновение указанных стандартов с позиций исторической ретроспективы, то, безусловно, они сначала появились как нормы национального государственного (конституционного) права и нашли свое закрепление в различных источниках национального права — исходя из особой важности их для функционирования государства, изначально на уровне законов, а затем и Конституции государства.

Еще раз следует подчеркнуть, что благодаря указанным источникам на уровне конкретного государства была, во-первых, построена система нормативных координат, согласно которой избирательные отношения имеют важнейшее конституирующее и институциональное значение в становлении демократической государственности. Именно они, во-вторых, строят управленческую, т.е. публично-властную парадигму взаимоотношений между государством и гражданином, причем не только в сфере государственно-властных отношений, но и фактически, в-третьих, в контексте решения глобальной проблемы обеспечения и защиты прав и свобод лица на территории государства.

Таким образом можно утверждать, что реализация избирательных прав граждан государства является предикатом для формирования и возникновения их конституционно-правового статуса, основанного на системном комплексе их конституционных прав и обязанностей и является важным элементом их правового положения в государстве. Отсюда избирательные отношения на уровне конституционного права государства играют стержневую роль и лежат в основе «запускающего» механизма, что является определяющим в возникновении и формировании правового положения в широком смысле (правового положения, правового статуса и правового модуса) человека и гражданина в конкретном государстве.

Использование международно-правового подхода для определения международных избирательных стандартов и их правовой природы дают нам несколько положений, имеющих методологический характер.

Во-первых, следует указать, что они являются нормами, заимствованными из конституционного законодательства и практики государств-членов международного сообщества. Во-вторых, они соответствующим образом обработаны в процессе подготовки международного соглашения, где они содержатся, то есть они должны пройти соответствующую международную легитимизацию. В-третьих, после принятия международного соглашения государствами-участниками его нормы превращаются в нормы международного права, то есть они являются международными договорными нормами. В-четвертых, нормы международного права, содержащие международные избирательные стандарты, обычно сформулированы как международно-правовые обязательства государств-участников конкретного соглашения. В-пятых, нормы международного права, содержащие международные избирательные стандарты и которые содержатся в международных соглашениях, особенно многосторонних и принятых в рамках ООН или международных межгосударственных региональных организаций, для государств, не являющихся их участниками, становятся нормами международного обычного права. В-шестых, международные соглашения, содержащие международные избирательные стандарты, носят рамочный характер, то есть их нормы (а именно международные избирательные стандарты — Авт.) должны быть воспроизведены в национальном конституционном законодательстве. В-седьмых, международные соглашения, содержащие международные избирательные стандарты, должны пройти процесс национальной имплементации для вхождения в массив национального законодательства и приобретения международными нормами статуса неотъемлемой его части.

По нашему мнению, методологические признаки международных избирательных стандартов, о которых говорил отечественный исследователь Б.Я. Кофман [2], имеют отношение как к национальному конституционному, так и к международному публичному праву, потому что они носят системный характер и характеризуют исследуемые стандарты с общефилософских и общегуманитарных позиций. Так, указанный исследователь считает, что они отмечены рядом критериальных характеристик, имеющих методологические свойства:

— во-первых, они носят системный характер, образуя своеобразный системный социальный и нормативно-правовой комплекс (системно-комплексный критерий — Авт.)

— во-вторых, определяют степень гуманизма, демократичности и правового развития современного государства и общества (гуманистически-демократический критерий — Авт.);

— в-третьих, являются сложной в социальном, политическом, правовом и гуманитарном аспектах системой публично-социальных и публично-правовых отношений (критерий системного симбиоза публично-социальных и публично-правовых отношений — Авт.);

— в-четвертых, характеризуются структурообразующими свойствами в процессе легитимации, легализации, реализации и функционирования (структурообразующий нормативно-процессуальный критерий — Авт.).

Вместе с тем, мы считаем, что указанные критерии могут быть дополнены другими, например, такими:

— в-пятых, международные избирательные стандарты являются проявлением и характерным признаком процесса глобализации (глобализационный критерий — Авт.);

— в-шестых, международные избирательные стандарты являются проявлением и характерным признаком процесса межгосударственной политической интеграции (интеграционный критерий — Авт.);

— в-седьмых, международные избирательные стандарты являются проявлением и признаком формирования единого глобального и регионального правового пространства (нормативный критерий — Авт.);

— в-восьмых, международные избирательные стандарты являются правовыми принципами, т.е. основополагающими принципами в организации и реализации избирательного процесса, который трактуется в широком смысле (основополагающий, основополагающий критерий — Авт.).

Относительно последнего критерия следует вспомнить доктринальные позиции нескольких известных отечественных ученых. Так, известный теоретик права и конституционалист Н.И. Козюбра [3] считает, что согласно принятой в странах Западной Европы концепции, общие принципы права — это не просто определенные идеи, которые существуют в правосознании, даже теоретическом, но и отправные начала права, которые могут фиксироваться или нет в текстах нормативно-правовых актов. Следует отметить, что современное международное публичное право, которое формировалось прежде всего на западных конституционно-правовых ценностях, восприняло именно второй путь в процессе разработки, принятия и заключения договоров, содержащих в себе международные правовые стандарты, в том числе и международные избирательные стандарты, в качестве общих принципов.

Другой отечественный исследователь, специалист по теории права А. Н. Колодий [4], наоборот, считает, что в отечественном общетеоретическом правоведении продолжает доминировать точка зрения, согласно которой любые исходные (руководящие) положения для того, чтобы получить статус принципов права, обязательно должны быть закреплены в его нормах. Несмотря на явные противоречия в доктринальных подходах к проблематике формального закрепления основных принципов права, следует отметить, что оба из них по отношению к международным правовым стандартам, в том числе и международных избирательных стандартов, играют конструктивную роль. Ибо в первом подходе — такие принципы закрепляются в нормативно-правовых актах, а согласно второму — путем трансформации норм международного права, содержащихся в международных соглашениях, они согласно ч. 1 ст. 9 Конституции становятся нормами национального права и выступают в качестве части национального законодательства.

В контексте определения международных избирательных стандартов и их правовой природы имеет большой научный и практический интерес доктринальное толкование этого как международно-правового, так и национально-правового феномена. В этом аспекте существенное методологическое значение приобретает определение дефинитива выборов, который дали российские исследователи М. И. Кукушкин и А. А. Югов, считающие, что выборы — это такое политико-правовое состояние общества, которое можно охарактеризовать как динамическую форму постоянной активности избирательного корпуса, всех его участников, а также как непрерывный процесс осуществления суверенной политической воли народа, который является неисчерпаемым источником реальной политической и юридической силы всех властных структур независимо от их форм и персонального состава [5].

То есть правовые стандарты организации и проведения выборов должны касаться широкого круга субъектов и объектов. Среди первых — избирательный корпус и все его участники, среди вторых — суверенная политическая воля народа в ее многообразии проявлений и последствий. Между субъектами и объектом возникают сложные системные отношения, которые детерминируют:

а) политико-правовое состояние общества, реализуется через динамическую форму постоянной активности избирательного корпуса (динамический аспект выборов — Авт.);

б) непрерывный процесс осуществления суверенной политической воли народа (политический аспект выборов — Авт.);

в) реальную политическую и юридическую силу всех властных структур независимо от их форм и персонального состава (легитимирующих аспект выборов — Авт.).

Отсюда международные правовые избирательные стандарты должны «обслуживать» указанный выше круг правовых отношений, которые в более тщательном виде делятся на материальные и процессуальные. Особенно подчеркиваем важность регулирования и регламентации в международном праве и последующем восприятии национальным конституционным, конституционно-процессуальным правом именно процессуальных отношений, потому что если международные избирательные стандарты материального характера признаются большинством государств–членов международного сообщества, то международные избирательные стандарты процессуального характера, даже при их признании государствами, не всегда закрепляются в праве и реализуются ими на практике точно и в полном объеме.

Применительно к специфике и идентификационной характеристики норм современного международного публичного права, следует согласиться с М. А. Баймуратовым и Б. Я. Кофманом в том, что они являются многогранными, многоаспектными и проявляются в разных ипостасях [6].

Во-первых , такие нормы весьма часто содержат достаточно расплывчатые, общие, но одновременно генеральные нормы и принципы поведения государств в той или иной сфере и не всегда имеют возможность устанавливать общеобязательные правила конкретных действий (отсутствие четкой определенности международных правовых норм — Авт.).

Во-вторых, в сфере международного права, и сегодня этот факт признается большинством представителей международно-правовой доктрины, оказывается некоторая осторожность со стороны мирового сообщества и его институтов в закреплении в прямой постановке некоторых прав человека, в том числе и в такой важной сфере как политическая, где задействованы реальные механизмы обновления государственной власти. Это детерминируется, прежде всего, существенными трудностями по их гарантированию в полном объеме со стороны государств, что может превратить их на практике, по сути, на формальную декларацию (амбивалентное субъективное поведение государств в процессе разработки и формулировки международных норм — Авт.).

В-третьих, следует учитывать особенности создания, появления, конституирования и последующей легализации таких норм (функционально-институциональный характер их генезиса и становления), а именно то обстоятельство, что международно-правовые акты принимаются, как правило, двумя способами. Первый — способом акламации (без проведения голосования и посредством одобрения текста договора аплодисментами — Авт.). Второй — на основе консенсуса (на основе общего согласия участников без проведения формального голосования, если против него не выступает ни один из участников данного форума — Авт.). Эти способы обеспечивают максимально возможный в конкретных условиях учет позиций и интересов всех сторон, хотя это часто, к сожалению, приводит к необходимости использования намеренно обтекаемых, достаточно общих формулировок и оценок (признание того факта, что для достижения совпадения воль и рождения международной правовой нормы страдает ее определенность и конкретность — Авт.).

В-четвертых, возникновением качественно новой характеристики международно-правовых норм, в соответствии с которой они имеют право «вторгаться» с разрешения государств-членов мирового сообщества в их национальный правопорядок. Следует согласиться, что это является новелизацией в международном праве, вызванной мощными процессами политической и правовой глобализации и межгосударственной интеграции (способность международных норм к инфильтрации в национальное законодательство, прежде всего, в конституционное — Авт.). Указанные авторы относительно этого свойства международных норм и актов, в которых они содержатся, отмечают, что эта специфика имеет высокий положительный потенциал, так как позволяет подробнее трактовать, но вместе с тем и «отредактировать», «расширить» именно эти намеренно обтекаемые, достаточно общие формулировки и оценки, которые в них содержатся. Они предлагают решить эту проблему на практике посредством принятия конкретизированных и детализированных нормативно-правовых норм на национальном уровне в процессе имплементации норм международного права в национальное законодательство [7].

В-пятых, играет свою роль обратная сторона этого процесса, которая имеет и подтверждающее важное аксиологическое значение, и гносеологический потенциал норм международного права в контексте совершенствования национального законодательства и правопорядка — приближение их к международным нормативам и правопорядку. Ведь именно высокая степень обобщения, характерная для большинства международных норм и стандартов, обеспечивает их всеобщее признание и универсальность, позволяет им служить в качестве эталона для внутригосударственной (национальной) правовой регламентации соответствующих прав (способность международных правовых стандартов влиять на становление международного и национального правопорядков — Авт.).

В-шестых, посредством принятия международных норм, содержащихся в международных актах, стало возможным формализованное международно-правовое признание существования у лица категории неотчуждаемых, естественных прав и свобод. Это привело к формированию и четкому определению неснижаемого на национальном уровне их минимума — такой минимум и получил впоследствии название международных стандартов прав человека. Этот термин признан мировым сообществом и достаточно широко используется в отечественной и зарубежной научной литературе [8] (номенологическое определение и содержательное наполнение международных стандартов — Авт.).

В-седьмых, указанные авторы считают, что наличие этих стандартов и в сфере выборов, то есть наличие международно-правовых норм профильного характера в данной важной области чисто государственно-правовых отношений, категорическим образом трансформирует их сферу. С этим следует категорически согласиться, потому что если раньше правовой институт осуществления периодического обновления власти всегда находился в исключительной компетенции конкретного государства, формировался, регламентировался, гарантировался, реализовывался и контролировался только его профильными институтами на его территории, то сегодня он поднялся на уровень международного права и международного сообщества государств. Отсюда следует важный методологический вывод о том, что выборы, их правовая оболочка — избирательное право и их процессуальная основа — избирательный процесс, становятся не только важным фактором формирования власти, обеспечением ее положительной преемственности и стабильности в социуме отдельных государств, но занимают все более важное место и приобретают все более существенное значение в международном праве, становясь одним из ориентиров и даже мегатрендов мирового развития [9] (существенная трансформация роли и значения выборов в национальном и международном избирательном праве — Авт.).

Представители доктрины, определяя международные правовые избирательные стандарты, положили в основу авторских дефиниций различные признаки, предоставляя им соответствующие приоритеты. Исходя из этого, можно определить основные из них:

А) определение международных правовых избирательных стандартов, исходя из признаков глобального конституционализма (истории, теории и практики мирового конституционного строительства [10]). Международные правовые стандарты стали связующим звеном между национальным и глобальным конституционализмом и мощным средством развития двух правовых конституционных систем. По мнению болгарского конституционалиста Е. Танчева, они обеспечивают взаимное соответствие различных правовых принципов в условиях современного конституционного плюрализма. Более того, если в настоящее время правовые иерархические структуры наиболее развиты на уровне национального конституционализма, особенно в рамках федерализма и утверждаются в сфере взаимодействия Конституции Европейского Союза и конституций его государств-членов, в глобальном конституционализме существует определенная совместимость демократических стандартов, но о полностью построенной иерархии конституционных принципов речи пока не идет, поскольку сама глобализация пока находится в поиске своего собственного конституционного порядка — поэтому власть закона и взаимодействие глобальных стандартов с национальными конституционными порядками все еще основываются на принципе pacta sunt servanda. Именно в этих условиях возрастает значение международных правовых стандартов, компенсирующих юридическую слабость формирующегося наднационального глобального конституционализма [11].

Б) определение международных избирательных стандартов в контексте глобального управления. Немецкий исследователь М. Мадуро в таком контексте выдвигает идею трех ключевых опор конституционного развития в национальном и глобальном масштабах [12]. По его мнению, глобальный конституционализм, который еще формируется, уже производит влияние на конституции национальных государств, ставя под вопрос их статус носителей высшего суверенитета и безусловность легальности их правовых систем. Глобальный конституционализм влияет на национальное конституционное самоопределение в части идеи самоуправления, форм демократического участия, распределения властных компетенций и демократического представительства. При этом правовые стандарты, закрепленные в международных договорах, и «рекомендательное право» («мягкое право» — Авт.) (soft law) также могут играть роль опоры, с помощью которой возникающие ограничители применения власти проникают на уровень национального конституционализма как универсальный критерий конституционного порядка.

В) определение международных избирательных стандартов в контексте прав человека четвертого поколения, которое на глобальном уровне весьма четко соотносится с так называемым социальным конституционализмом [13], когда затрагиваются интересы все большего числа международных и национальных акторов, непосредственно участвующих в процессе принятия решений, и таким образом ограничивается свобода их действий.

Г) определение международных избирательных стандартов в контексте возникновения дихотомии «национальное-международное право», когда указанные выше факторы демонстрируют важную и системную роль соответствующих международных норм и правовых институтов, которые возникли, сложились и сформировались в современном международном публичном праве, но благодаря национальному конституционному праву, что отрегулировало и отрегламентировало внутригосударственные общественные отношения, складывающиеся как относительно назначения, подготовки, проведения и определения результатов выборов, так и реализации отношений, которые определяют процессуальную и полипредметную (субъектно-объектную) инфраструктуру выборов (вопрос финансирования выборов, определение круга участников избирательного процесса и их доступа к СМИ, участия представителей иностранных государств, международных межправительственных и неправительственных организаций в качестве наблюдателей за проведением выборов и т. д.) [14].

Д) определение международных избирательных стандартов в контексте формирования новой отрасли международного публичного права — международного конституционного права и его подотрасли — международного избирательного права с важным институтом — системы международных избирательных стандартов, которые по выражению Генерального секретаря Ассоциации организации выборов стран Центральной и Восточной Европы С. Тота (Венгрия) привели к значительному обогащению современного избирательного процесса, расширению демократического избирательного пространства [15].

Е) определение международных избирательных стандартов через национальное избирательное законодательство конкретных государств — поскольку они, во-первых, реализуясь в сфере непосредственного народовластия, не только увязываются с условиями формирования и демократического функционирования политических режимов в государствах (функциональный фактор — Авт.), но и, во-вторых, таким стандартам должно соответствовать и избирательное законодательство конкретных государств (статический фактор — Авт.), что взяли на себя соответствующие обязательства в рамках международных договоров соблюдать международные избирательные стандарты. Кроме того, в-третьих, указанные стандарты должны быть закреплены в соответствующих источниках права, и согласно теории Закона, прежде всего, в Конституции и законах государства, входящих в ее избирательное законодательство.

Ж) определение международных избирательных стандартов через круг общественных отношений и субъектов, поведение которых они регламентируют и регулируют — такой международно-правовой процесс охватывает большое количество этапов и стадий избирательного процесса, привлекает в свой круг все большее количество субъектов, причем не только собственно избирательного права , но и весьма тесно связанных с ним отраслей и подотраслей права — административного, муниципального, финансового, уголовного, гражданского, авторского и др.

З) определение международных избирательных стандартов через номенологическую характеристику международных избирательных стандартов — представители доктрины называют их международными стандартами выборов [16] или международными стандартами в избирательном процессе [17]. Здесь следует присоединиться к позиции М.А. Баймуратова и Б.Я. Кофмана в том , что последнее определение имеет весьма интересные свойства: с одной стороны, оно несет в себе достаточно узкую смысловую нагрузку, поскольку определяет стандарты только в специфической сфере избирательного процесса, с другой — если избирательный процесс понимать в широком смысле слова как целенаправленную и регламентированную нормами прав деятельность по реализации политических прав граждан посредством выборов, то он достаточно в полной мере отражает суть международных стандартов выборов [18]. Кроме того, следует согласиться с их позицией, что термин «международные избирательные стандарты» является более удачным и в полной мере отражает особую значимость международного права в становлении, функционировании и реализации демократической правовой государственности, а также роль упомянутых стандартов в обеспечении единообразного понимания и применения норм избирательного права в государствах-членах международного сообщества [19].

И) определение международных избирательных стандартов через аксиологическую нагрузку международных избирательных стандартов — их признание, легализация, применение и реализация в конституционном законодательстве отдельных государств не только стимулирует демократизацию государственной и общественной жизни, детерминирует эффективное функционирование системы прав человека и гражданина в государстве, но и является существенным фактором для достижения доминирующей цели в развитии демократических ценностей современного государства и общества на пороге XXI века — трансформации выборов в органы публичной власти с формального атрибута государства в реальный политико-правовой институт, обеспечивающий социальную легитимность, непрерывность и преемственность осуществления публичной власти на всех ее уровнях: как на уровне публичной государственной власти, так и на уровне публичной самоуправляющейся (муниципальной) власти [20].

К) определение международных избирательных стандартов через международно-правовую конфликтологию. Так, авторы монографии «Избирательное законодательство: украинская практика, международный опыт и пути реформирования» отмечают, что : «Международные стандарты выборов являются лишь комплексом принципов и идей, а не механизмом их достижения. При этом само понятие «международного избирательного стандарта», будучи юридически неопределенным в международном избирательном праве, приводит к определенной «конфликтности» международных стандартов на универсальном, региональном и субрегиональном уровнях» [21]. Действительно, внутри самих международных избирательных стандартов наблюдается так называемый «конфликт квалификаций» в национальном правопорядке, что проявляется снаружи рядом факторов субъективной характера, среди которых наиболее значимыми выступают следующие: отсутствие в отечественной конституционной доктрине единого понимания понятия «избирательная система»; единого подхода к соотношению понятий «избирательная система», «избирательное право» и «избирательный процесс»; неоднозначное толкование понятия и содержания избирательного процесса, «размытость» и внутренняя противоречивость полномочий субъектов избирательного процесса и др. То есть основной здесь выступает проблема однообразного толкования и квалификации основных категориальных понятий, которые должны формировать структурно-институциональную функцию международных избирательных стандартов. Кроме того, существует и целый ряд других объективных проблем, которые, прежде всего, связанны с теоретическими вопросами, обусловленными несовершенством национального избирательного законодательства.

Л) определение международных избирательных стандартов через их гносеологические корни. По мнению Б.Я. Кофмана, они должны пониматься как особые правовые явления, позволяющие обобщить накопленный государствами-членами мирового сообщества опыт правового регулирования общественных отношений в сфере организации и проведения выборов в органы государственной власти и местного самоуправления (коллаборационный признак — Авт.). Их телеологической доминантой является обеспечение единообразного понимания и применения принципов и норм национального избирательного законодательства [22] (признак однообразия — Авт.).

М) определение международных избирательных стандартов через их парадигмальную характеристику. Так, отечественный исследователь К. А. Савчук, определяя международные стандарты, видит в них международно-правовые нормы и принципы, которые закрепляют стандартизированные правила поведения субъектов международного права в тех или иных сферах межгосударственного сотрудничества [23]. Таким образом он акцентирует внимание на функционально-деятельностных доминантах субъектов международного права, которые должны выполнять соответствующие международно-правовые обязательства.

Н) определение международных избирательных стандартов через нормативное ограничение прав человека. Так, известный отечественный исследователь-конституционалист А. Г. Мучник считает, что под стандартами прав человека понимается «нормативный минимум, определяющий необходимый и достаточный уровень государственной регламентации прав человека и гражданина, а также реализации этих прав с законодательно допустимыми отступлениями в той или иной ситуации в форме превышения или конкретизации данного минимума» [24].

О) определение международных избирательных стандартов через их комплексную характеристику. Так, С. А. Верланов, отмечая, что правовой стандарт, призванный служить ориентиром для соответствующей внутригосударственной практики, также наделяет такие стандарты характерными признаками, но уже приближенными к функциональным условиям существования государственности и правовой системы государства. К ним он относит: а) их модельный характер («образцовость»); б) становление минимального предела стандарта; в) его нормативную (юридическую) закрепленность; г) плюрализм институциональных механизмов имплементации и защиты стандартов; д) достаточную свободу национального усмотрения в их применении [25].

П) определение международных избирательных стандартов через их системную характеристику. Так, Б. Я. Кофман считает, что международные избирательные стандарты являются совокупностью признанных сначала на международном, а затем и на внутригосударственном (национальном) уровнях правовых норм (материальных и процессуальных, технологических /технических/) и нормативных требований, имеющих различную правовую силу (общеобязательные, рекомендательные), в которых обобщен накопленный мировым сообществом государств опыт нормативно-правовой регламентации и регулирования общественных отношений в сфере организации и проведения выборов в органы государственной власти и местного самоуправления, направленных на обеспечение единообразного понимания и применения принципов и норм избирательного законодательства [26]. Такой подход отмечается полифункциональным характером и демонстрирует правовую природу указанных стандартов — они являются международными принципами и нормами; порядок их легализации и легитимации; правовую силу указанных стандартов; фиксирует субъектов их разработки и легализации, а также содержит систему телеологических доминант по предмету и цели их разработки.

Проведенный систематический анализ определения международных избирательных стандартов в конституционно-правовой и международно-правовой доктринах, позволяет выявить их правовую природу — они являются международными договорными нормами, содержащимися в международных соглашениях и закрепляющимися в виде международно-правовых обязательств государств, которые они должны выполнять путем закрепления в национальном конституционном законодательстве и последующей практической деятельности компетентных органов государства и субъектов избирательного процесса.

Выводы. Резюмируя вышеизложенное, можно прийти к следующим выводам:

— вопросы становления, развития, легализации, соблюдения, исполнения, обеспечения, охраны и защиты избирательного права, избирательного законодательства государств и организации избирательного процесса в них в результате особой важности становятся непосредственным объектом международно-правового регулирования, что закрепляется в ряде международных соглашений универсального и регионального уровней;

— исходя из того, что указанные аспекты избирательного права напрямую влияют на становление демократической и правовой государственности, международные организации, их уставные и неуставные органы осуществляют разработку соответствующих правил, условий, методов и мероприятий, обеспечивающих транспарентность избирательных процессов и процедур, то есть принимают соответствующие стандарты в профильной сфере в виде международных соглашений, содержащих международно-правовые обязательства государств, и которые получили название международных избирательных стандартов;

— проблематика источниковой базы международных избирательных стандартов в контексте их правовой природы и доктринального обоснования остается актуальной, исходя как из их особого значения для формирования правовой демократической государственности, так и из научных и прагматично-праксеологических принципов, имеющих значение для повышения качества национального избирательного процесса и его соответствия международным правовым установкам;

— если брать возникновение указанных стандартов с позиций исторической ретроспективы, то, безусловно, они сначала возникли как нормы национального государственного (конституционного) права и нашли свое закрепление в различных источниках национального права — исходя из особой их важности для функционирования государства, сначала на уровне законов, а затем и его Конституции;

— использование международно-правового подхода для определения международных избирательных стандартов и их правовой природы дает нам несколько положений, имеющих методологический характер:

а) они являются нормами, заимствованными из конституционного законодательства и практики государств-членов международного сообщества;

б) они соответствующим образом обработаны в процессе подготовки международного соглашения, где они содержатся, то есть они должны пройти соответствующую международную легитимизацию;

в) после принятия международного соглашения государствами-участниками, его нормы превращаются в нормы международного права, то есть они являются международными договорными нормами;

г) нормы международного права, содержащие международные избирательные стандарты обычно сформулированы как международно-правовые обязательства государств-участников конкретной сделки;

д) нормы международного права, содержащие международные избирательные стандарты и содержащиеся в международных соглашениях, особенно многосторонних и принятых в рамках ООН или международных межгосударственных региональных организаций, государств, не являющихся их участниками, вступают в силу, как нормы международного обычного права;

е) международные соглашения, содержащие международные избирательные стандарты, носят рамочный характер, то есть их нормы (а именно международные избирательные стандарты) должны быть воспроизведены в национальном конституционном законодательстве;

ж) международные соглашения, содержащие международные избирательные стандарты, должны пройти процесс национальной имплементации для вхождения в массив национального законодательства и приобретения международными нормами статуса неотъемлемой его части в качестве норм национального права;

— правовая природа международных избирательных стандартов заключается в том, что они являются: а) международными договорными нормами, б) содержатся в международных соглашениях, в) закрепляются в виде международно-правовых обязательств государств, г) такие обязательства должны выполняться путем закрепления в национальном конституционном законодательстве и последующей практической деятельности компетентных органов государства и субъектов избирательного процесса.

Литература

1. Конституція України 1996 року// Відомості Верховної Ради України. — 1996. — № 30. — Ст. 141.

2. Кофман Б.Я. Міжнародні виборчі стандарти та їх імплементація в законодавство України: Дис… к.ю.н./ Спеціальність: 12.00.02 — конституційне право; муніципальне право/ Б. Я. Кофман. — Маріуполь, 2011. — С. 17-19.

3. Козюбра М.І. Тенденції розвитку джерел права України в контексті європейських право інтеграційних процесів/ М. І. Козюбра// Наукові записки. Національний університет «Києво-Могілянська Академія». — Т. 26: Юридичні науки. — К., 2004. — С. 7.

4. Колодій А.М. Принципи права України: Монографія/ А.М. Колодій. — К.: Юрінком Інтер, 1998. — С. 23-24.

5. Кукушкин М. И. Выборы — конституционный институт прямого народовластия в России / М. И. Кукушкин, А. А. Югов // Рос. юрид. журн. — 1996. — № 2. — С. 74.

6. Баймуратов М.О. Міжнародні виборчі стандарти: правова природа, змістовна та системна характеристика, актуальні питання імплементації в законодавство України/ М. О. Баймуратов, Б. Я. Кофман. — Суми: Університ. книга, 2012. — С. 16.

7. Там само. — С. 17.

8. Требков А. А. Знать международные стандарты прав человека / А. А. Требков // Гос. и право. — 1993. — № 10. — С. 142-145.

9. Баймуратов М.О. Міжнародні виборчі стандарти: правова природа, змістовна та системна характеристика, актуальні питання імплементації в законодавство України/ М. О. Баймуратов, Б. Я. Кофман. — Суми: Університ. книга, 2012. — С. 18.

10. Див.: Богданди фон Армин. Конституционализм в международном праве: комментарии к предложению из Германии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dpp.mpil.de/01_2012/01_2012_1_28.pdf

11. Танчев Е. Верховенство конституции в контексте конституционного плюрализма / Е. Танчев // Сравнительное конституционное право. — 2005. — № 4. — С. 109.

12. Maduro M. From Constitutions to Constitutionalism: A Constitutional Approach for Global Governance, Lead Paper to the Workshop Changing Patterns of Rights Politics: A Challenge to a Stateness? / М. Maduro. — Hamnse Institute for Advanced Studies. Delmenhorst, Germany, 2003. — P. 9 12.

13. Teubner G. Societal Constitutionalism: Alternatives to State — Centered Constitutional Theory, Stores Lectures 2003/2004 Електронний ресурс. — Режим доступу: http://www.jura.uni-frankfurt.de/teubner/.pdf.

14. Баймуратов М.О. Міжнародні виборчі стандарти: правова природа, змістовна та системна характеристика, актуальні питання імплементації в законодавство України/ М. О. Баймуратов, Б. Я. Кофман. — Суми: Університ. книга, 2012. — С. 20-21.

15. Выступление Генерального секретаря Ассоциации организации выборов стран Центральной и Восточной Европы З. Тота (Венгрия) // «Развитие и кодификация международных избирательных стандартов», 3-я Европ. конф. представителей центр. избират. комиссий (2006). 3-я Европейская конференция представителей центральных избирательных комиссий «Развитие и кодификация международных избирательных стандартов», 2006 г.: материалы // Журн. о выборах. — 2006. — Спец. вып. — С. 71-72.

16. Див.: Виборче законодавство: українська практика, міжнародний досвід та шляхи реформування / за заг. ред. Є. В. Радченка. — К. : Факт, 2003. — 258 c.

17. Див.: Дорофеев С. Н. Международные стандарты в избирательном процессе: достижения и проблемы / С. Н. Дорофеев // Моск. журн. междунар. права. — 2007. — № 3. — С. 41-48.

18. Баймуратов М.О. Вказ. праця. — С. 22.

19. Там само.

20. Див.: Баймуратов М. О. Муніципальна влада: актуальні проблеми становлення й розвитку в Україні / М. О. Баймуратов, В. А. Григор’єв. — О. : Юрид. літ., 2003.

21. Виборче законодавство: українська практика, міжнародний досвід та шляхи реформування / за заг. ред. Є. В. Радченка. — К. : Факт, 2003. — С. 251.

22. Баймуратов М.О. Міжнародні виборчі стандарти: правова природа, змістовна та системна характеристика, актуальні питання імплементації в законодавство України/ М. О. Баймуратов, Б. Я. Кофман. — Суми: Університ. книга, 2012. — С. 23.

23. Савчук К. О. Стандарти міжнародні / К. О. Савчук // Юрид. енцикл. — К., 2003. — Т. 5. — С. 615.

24. Мучник А. Г. Философия достоинства, свободы и прав человека / А. Г. Мучник. — К.: Парламентське вид-во, 2008. — С. 343-344.

25. Верланов С. О. Економічні і соціальні права людини: європейські станадарти та їх впровадження в юридичну практику України (загальнотеоретичне дослідження) : автореф. дис. … канд. юрид. наук / С. О. Верланов. — Л., 2008. — С. 4.

26. Кофман Б.Я. Міжнародні виборчі стандарти та їх імплементація в законодавство України: Автореф. дис… к.ю.н./ Спеціальність: 12.00.02 — конституційне право; муніципальне право/ Б. Я. Кофман. — Маріуполь, 2011. — С. 3.

Related Posts

instagram volgers kopen volgers kopen buy windows 10 pro buy windows 11 pro