ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol
ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol

К вопросу о правовом регулировании коммерческой тайны в законодательстве Республики Молдова и других государств

Наталья Осояну, др., конф. кафедра частного права, ULIM

 

The article analyzes legal regulation of trade secrets in the legislation of the Republic of Moldova and foreign countries (Russia, Romania, Azerbaijan, China), compares the basic concepts and institutions, explains the trends and prospects of development of the intellectual property rights in the field of study.

Keywords: trade secrets, know–how, intellectual property, trade secret, classified information

 

 

 

В статье анализируется правовое регулирование коммерческой тайны в законодательстве Республики Молдова и зарубежных государств (Российской Федерации, Румынии, Азербайджана, Китая), сопоставляются основные понятия и институты, разъясняются тенденции и перспективы развития права интеллектуальной собственности в исследуемой сфере.

Ключевые слова: коммерческая тайна, ноу–хау, интеллектуальная собственность, секрет производства, закрытая информация

 

 

 

Articolul analizează reglementarea juridică a secretului comercial în legislația Republicii Moldova și țările străine (Rusia, România, Azerbaidjan, China), compară conceptele și instituțiile de bază, explică tendințele și perspectivele de dezvoltare a drepturilor de proprietate intelectuală în domeniul de studiu.

Cuvinte–cheie: secret comercial, know–how, proprietate intelectuală, secret profesional, informație confidențială

 

Коммерческая тайна — сравнительно новый и вызывающий много дискуссий институт, связанный с рядом отраслей права, в числе которых право интеллектуальной собственности и конкурентное право, и обладающий значительной важностью в контексте экономической глобализации и растущей конкуренции между предприятиями из разных государств. Принадлежность коммерческой тайны к той или иной отрасли права является спорным вопросом ввиду сложной природы этого правового института. Мы исходим из предположения, что коммерческая тайна представляет собой институт права интеллектуальной собственности, который, однако, имеет особый правовой режим, не связанный с режимом авторских и смежных прав или промышленной собственности.

В законодательстве Республики Молдова основным нормативно–правовым актом, регулирующим этот институт, является Закон №171 «О коммерческой тайне», принятый 6 июля 1994 г. с изменениями и дополнениями1 (далее — Закон РМ о коммерческой тайне). Отдельные положения, касающиеся коммерческой тайны, содержатся в других нормативно–правовых актах — например, в Законе №183 от 11.07.2012 «О конкуренции»2. Следует отметить, что в некоторых государствах именно законодательство о конкуренции регулирует коммерческую тайну — примером может служить Румыния, где нет отдельного закона о коммерческой тайне, а нормы, регулирующие её сущность и защиту, содержатся в Законе №11 от 29 января 1991 года «О борьбе с недобросовестной конкуренцией»3, а также Китай с аналогичным законом4.

Согласно части (1) статьи 1 Закона РМ о коммерческой тайне, понятие «коммерческая тайна» охватывает «не являющиеся государственной тайной сведения, связанные с производством, технологией, управлением, финансовой и другой деятельностью хозяйствующего субъекта, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам». В части (2) статьи 1 уточняется, что «сведения, составляющие коммерческую тайну, являются собственностью субъекта предпринимательства либо находятся в его владении, пользовании, распоряжении в пределах, установленных им в соответствии с законодательством». Статья 2 предусматривает, что сведения, составляющие коммерческую тайну, должны соответствовать следующим требованиям:

a) иметь действительную или потенциальную ценность для субъекта предпринимательства;

b) не являться общеизвестными или общедоступными согласно законодательству;

c) обозначаться соответствующим образом с принятием субъектами предпринимательства надлежащих мер по сохранению их конфиденциальности через систему классификации названных сведений, разработку внутренних правил их засекречивания, введение соответствующей маркировки документов и иных носителей информации, организацию секретного делопроизводства;

d) не составлять государственной тайны и не охраняться авторским правом, смежными правами и патентом на изобретение;

e) не содержать сведений о негативной деятельности физических и юридических лиц, способной нанести ущерб интересам государства.

Для сравнения приведём цитату из статьи 39 Договора о торговых аспектах интеллектуальной собственности (ТРИПС) от 15.04.1994, участницей которого является Республика Молдова5:

«2. Физическим и юридическим лицам предоставляется возможность препятствовать тому, чтобы информация, правомерно находящаяся под их контролем, без их согласия была раскрыта, получена или использована другими лицами способом, противоречащим честной коммерческой практике, при условии, что такая информация:

(а) является секретной в том смысле, что она в целом или в определенной конфигурации и подборе её компонентов не является общеизвестной и легко доступной лицам в тех кругах, которые обычно имеют дело с подобной информацией;

(b) ввиду своей секретности имеет коммерческую ценность; и

(с) является предметом надлежащих в данных обстоятельствах мер, направленных на сохранение её секретности, со стороны лица, правомерно контролирующего эту информацию».

На первый взгляд кажется, что принципиальных отличий между определением ТРИПС и определением Закона РМ о коммерческой тайне не существует. Однако следует обратить внимание на тот факт, что определение ТРИПС более последовательно: в подпункте а) говорится о секретности закрытой информации (коммерческой тайны), а в подпункте b) — о коммерческой ценности, которая проистекает из секретности. В Законе РМ о коммерческой тайне на первом месте ценность информации (а в статье 1 — то, что она «не является государственной тайной»), что представляется менее логичным. Чтобы усилить этот вывод, приведём ещё два примера, сопоставив определение из Закона РМ о коммерческой тайне с определениями из российского и румынского нормативно–правовых актов, регулирующих аналогичные социально–экономические отношения:

1) Согласно пункту 2 статьи 3 российского Федерального закона от 29.07.2004 N 98–ФЗ (ред. от 12.03.2014) «О коммерческой тайне»6 информация, составляющая коммерческую тайну, — это «сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно–технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны».

2) Согласно подпункту d) статьи 11 румынского закона о борьбе с недобросовестной конкуренцией, «коммерческая тайна представляет собой любую информацию, которая целиком либо полностью не является общеизвестной или легко доступной для лиц из среды, где подобной разновидностью сведений занимаются в обычном порядке, и которая приобретает коммерческую ценность в силу своей секретности, ради которой законный правообладатель принял разумные меры, учитывая обстоятельства, чтобы поддержать режим её секретности; защита коммерческой тайны действует до тех пор, пока перечисленные условия выполняются совокупным образом».

Таким образом, и российский, и румынский варианты определения коммерческой тайны гораздо лучше соответствуют определению ТРИПС, чем положения статей 1 и 3 Закона РМ о коммерческой тайне, потому что в них чётко обозначена причинно–следственная связь между секретностью информации и её коммерческой ценностью. Даже судебная практика США исходит из предпосылки, что «можно отрицать собственность, но конфиденциальность — нет»7.

В Законе РМ о коммерческой тайне отсутствует перечень основных понятий, какой имеется, например, в статье 3 процитированного ранее российского закона или в статье 2 Закона Азербайджанской Республики от 4 декабря 2001 года №224–IIГ «О коммерческой тайне»8. Помимо собственно понятия «коммерческая тайна» определено только понятие «ноу–хау». Процитируем часть (1) статьи 5 Закона РМ о коммерческой тайне:

«Объектами коммерческой тайны (ноу–хау) являются преднамеренно скрываемые экономические интересы и сведения о различных сторонах и сферах производственно–хозяйственной, управленческой, научно–технической, финансовой деятельности хозяйствующего субъекта, охрана которых обусловлена интересами конкуренции и возможной угрозой экономической безопасности хозяйствующего субъекта».

Из приведённой нормы следует, что в законодательстве РМ понятия «ноу–хау» и «объект(ы) коммерческой тайны» синонимичны, что не соответствует общепринятой практике и доктринальным воззрениям. Традиционно «ноу–хау» отождествляется с «секретом производства», но ни то, ни другое понятие не может подменять собой «коммерческую тайну» в качестве её «объекта». Существует множество разнообразных мнений относительно разновидностей ноу–хау/секрета производства9; Л.В. Стародубова полагает, что в историческом контексте ноу–хау носит ремесленный характер, в то время как характер коммерческой тайны — торговый10. Есть также основания полагать, что отличительной особенностью ноу–хау является его инновационный характер. Однако коммерческая тайна в целом не обязана быть инновационной — такого признака нет ни в вышеприведённом перечне пунктов статьи 2 Закона РМ о коммерческой тайне, ни в статье 39 ТРИПС; иными словами, понятие «ноу–хау/секрет производства» представляется гораздо более узким, чем понятие «коммерческая тайна». Соответственно, отождествлять их нельзя, и это означает, что часть (1) статьи 5 Закона РМ о коммерческой тайне содержит ошибку.

Заметим, что ложное тождество между «ноу–хау/секретом производства» и «коммерческой тайной» — далеко не единственный пример терминологических затруднений, которые возникают в рассматриваемой области. Кроме перечисленных ранее понятий существуют и другие, также в каком–то смысле схожие с ними: «конфиденциальная информация» и «банковская тайна». Первое понятие намного шире «коммерческой тайны», потому что конфиденциальными могут быть и сведения, не имеющие ничего общего с предпринимательской деятельностью (такая информация регулируется Законом РМ №133 от 08.07.2011 «О защите персональных данных»11; в других странах существуют аналогичные законы — например, российский Федеральный закон от 27.07.2006 N 149–ФЗ (ред. от 19.12.2016) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»12). Что касается банковской тайны, то согласно статье 22 Закона РМ № 550–XIII от 21.07.1995 «О финансовых учреждениях», к ней относится «любая информация, касающаяся личности, имущества, деятельности, дела, личных или деловых отношений клиентов банка, их счетов (остатки, обороты, выполняемые операции), сделок, заключенных клиентами, а также другая ставшая известной банку информация о его клиентах»13. Банковская тайна регулируется отдельно, поскольку её раскрытие возможно в тех случаях, когда этого требует публичный порядок — в частности, по запросу налоговых, судебных, таможенных органов, Счётной палаты, Службы информации и безопасности и т.д.

Часть (2) статьи 5 Закона РМ о коммерческой тайне предусматривает, что «необоснованное отнесение общедоступной информации к коммерческой тайне не допускается», часть (3) — что «содержание и объем сведений, составляющих коммерческую тайну, определяется субъектом предпринимательства», а часть (4) содержит перечень того, что не может относиться к категории объектов коммерческой тайны:

a) учредительные документы, а также документы, дающие право на занятие предпринимательской деятельностью и отдельными видами хозяйственной деятельности, подлежащей лицензированию;

b) сведения по утвержденным формам статистической отчетности, а также отчетности о финансово–экономической деятельности и иные данные, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей;

c) документы об уплате налогов и других платежей в национальный публичный бюджет;

d) документы, удостоверяющие платежеспособность;

e) сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда, а также о наличии свободных рабочих мест;

f) сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимонопольного законодательства, несоблюдении правил охраны труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью потребителей, а также о других нарушениях законодательства и размерах причиненного при этом ущерба.

Отметим, что в этот перечень было бы логично включить и «государственную тайну», которая упоминается в части (1) статьи 1 и в пункте d) статьи 2 и которая не может представлять собой одновременно и коммерческую тайну. Также следует указать на то, что в законодательстве других государств встречаются и другие разновидности сведений, которые не могут относиться к категории объектов коммерческой тайны: например, в статье 5 российского закона к таким сведениям относится информация о задолженности работодателей по выплате заработной платы и по иным социальным выплатам, о перечне лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица, о размерах и структуре доходов некоммерческих организаций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации.

Часть (5) статьи 5 уточняет, что к объектам коммерческой тайны государственных и муниципальных предприятий до и в процессе их приватизации не относятся данные:

a) о размерах имущества предприятия и его денежных средствах;

b) о вложении средств в доходные активы (ценные бумаги) других предприятий, в облигации и займы, в уставные фонды совместных предприятий;

c) о кредитных, торговых и иных обязательствах предприятия, вытекающих из законодательства и заключенных им договоров;

d) о договорах с негосударственными предприятиями.

К субъектам коммерческой тайны, согласно статье 4, относятся физические и юридические лица Республики Молдова, а также других государств. Статья 6 регулирует компетенцию и ответственность этих субъектов. В соответствии с частью (1) порядок защиты коммерческой тайны определяется субъектом предпринимательства или назначенным им руководителем, который доводит этот порядок до работников, имеющих доступ к сведениям, составляющим коммерческую тайну. Часть (2) предусматривает, что нарушение должностными лицами установленного субъектом предпринимательства или назначенным им руководителем порядка защиты коммерческой тайны влечет ответственность, предусмотренную законодательством. Часть (3) устанавливает персональную ответственность субъекта предпринимательства за создание необходимых условий для обеспечения сохранности коммерческой тайны. Согласно части (4) субъект предпринимательства несет ответственность за необоснованное отнесение общедоступной информации к коммерческой тайне. Часть (5) предписывает государству содействовать субъекту предпринимательства в создании необходимых условий для обеспечения сохранности коммерческой тайны.

Глава III Закона РМ о коммерческой тайне посвящена её защите и доступу к ней.

Статья 7 предусматривает, что субъектами коммерческой тайны разрабатываются инструкции, положения по обеспечению сохранности коммерческой тайны, в которых определяются:

a) состав и объем сведений, составляющих коммерческую тайну;

b) порядок присвоения грифа «Секрет предприятия» сведениям, работам и изделиям и его снятия;

c) процедура допуска работников хозяйствующего субъекта, а также лиц, привлекаемых к его деятельности, к сведениям, составляющим коммерческую тайну;

d) порядок использования, учета, хранения и маркировки документов и иных носителей информации, изделий, сведения о которых составляют коммерческую тайну;

e) организация контроля за порядком использования сведений, составляющих коммерческую тайну;

f) процедура принятия взаимных обязательств хозяйствующими субъектами по сохранению коммерческой тайны при заключении договоров о проведении каких–либо совместных действий;

g) порядок применения предусмотренных законодательством мер дисциплинарного и материального воздействия на работников, разгласивших коммерческую тайну;

h) возложение ответственности за обеспечение сохранности коммерческой тайны на должностное лицо хозяйствующего субъекта.

Согласно статье 8 работники хозяйствующего субъекта, имеющие доступ к сведениям, составляющим коммерческую тайну, обязуются (часть (1)):

a) сохранять коммерческую тайну, которая станет им известна по работе, и не разглашать ее без разрешения, выданного в установленном порядке, при условии, что сведения, составляющие коммерческую тайну, не были известны им ранее либо не были получены ими от третьего лица без обязательства соблюдать в отношении их конфиденциальность;

b) выполнять требования инструкций, положений, приказов по обеспечению сохранности коммерческой тайны;

c) в случае попытки посторонних лиц получить от них сведения, составляющие коммерческую тайну, немедленно сообщить об этом соответствующему должностному лицу или в соответствующее подразделение хозяйствующего субъекта;

d) сохранять коммерческую тайну хозяйствующих субъектов, с которыми имеются деловые отношения;

e) не использовать знание коммерческой тайны для занятий деятельностью, которая в качестве конкурентного действия может нанести ущерб хозяйствующему субъекту;

f) в случае увольнения передать все носители информации, составляющие коммерческую тайну (рукописи, черновики, документы, чертежи, магнитные ленты, перфокарты, перфоленты, диски, дискеты, распечатки на принтерах, кино–, фотопленки, модели, материалы и др.), которые находились в их распоряжении, соответствующему должностному лицу или в соответствующее подразделение хозяйствующего субъекта.

Данные обязательства даются в письменной форме при заключении трудового или иного договора либо в процессе его исполнения (часть (2) статьи 8). Р.Ю. Герасимов справедливо указывает, что работодателю следует обратить особое внимание на перечень сведений, составляющих конфиденциальную информацию, а также на процедуру ознакомления работника с этим перечнем: «Как показывает практика, суды при решении вопросов о правомерности привлечения работников, в частности, к дисциплинарной ответственности за разглашение конфиденциальной информации устанавливают прежде всего факт ознакомления работника с конкретным перечнем информации, составляющей коммерческую тайну. Позиция судов основана на логике, в соответствии с которой работник не может быть привлечен к ответственности за разглашение конфиденциальной информации, если до него письменно не доведен ее перечень»14.

Для обеспечения защиты коммерческой тайны на крупных хозяйствующих субъектах могут создаваться специальные режимно–секретные подразделения, функции и полномочия которых отражаются в соответствующих инструкциях, положениях, приказах (статья 9, часть (1)). Правоохранительные и иные государственные органы оказывают содействие режимно–секретным подразделениям хозяйствующих субъектов в выполнении возложенных на них функций (статья 9, часть (2)).

Часть (1) статьи 10 предусматривает, что при осуществлении хозяйствующими субъектами торгово–экономических, научно–технических, валютно–финансовых и других деловых связей, в том числе с иностранными партнерами, договаривающиеся стороны специально оговаривают характер, состав сведений, составляющих коммерческую тайну, а также взаимные обязательства по обеспечению ее сохранности в соответствии с законодательством. Часть (2) этой же статьи предусматривает, что при заключении договора с иностранными партнерами условия конфиденциальности деятельности должны соответствовать законодательству страны, где заключается договор, если иное не предусмотрено межгосударственными соглашениями. Отметим, что тем самым частично ограничивается принцип автономии воли сторон договора, осложнённого иностранным элементом, известный международному частному праву и закреплённый в статье 1610 Гражданского кодекса Республики Молдова15, которая предусматривает, что договор определяется по закону, избранному соглашением сторон. Может показаться, что мы столкнулись с обычной ситуацией — конкуренцией общей (ст.1610 ГК РМ) и специальной (часть (2) статьи 10 Закона РМ о конфиденциальной информации) норм. Как известно, в подобных случаях применяется специальная норма. Но проблема на самом деле сложнее: статья 1610 наделяет стороны договора безусловной, неограниченной автономией воли — то есть возможностью самим выбирать применимое право, — и ни одна из её частей не содержит стандартной оговорки «если иное не предусмотрено законом». Означает ли это, что оговорка о применимом праве, включённая в контракт по обоюдному согласию сторон, будет признана недействительной из–за того, что в договоре есть конфиденциальные положения, и не было соблюдено право места его заключения? Такое представляется вполне вероятным, и мало того — даже действительность договора целиком может оказаться под вопросом. Можно рекомендовать субъектам предпринимательской деятельности выбирать для договоров, в которых есть конфиденциальные положения, сразу две применимые системы права, согласно части (2) статьи 1610: право место заключения договора — для его конфиденциальной части и право по выбору — для всего остального. Нельзя не отметить, что применение права места заключения договора для условий конфиденциальности представляется нецелесообразным в случае, например, если заключение происходит на выставке за рубежом, то есть на территории третьего государства. Также следует принять во внимание тот факт, что нахождение нормы международного частного права в составе Закона РМ о коммерческой тайне, который крайне редко упоминается в числе источников этой отрасли права, представляет собой серьёзное неудобство для предпринимателей, которые в вопросах выбора права опираются, прежде всего, на статью 1610 ГК РМ.

Согласно статье 11 Закона РМ о коммерческой тайне, доступ к ней имеют работники, круг которых определен субъектом предпринимательства (часть (1)). Государственные органы в пределах установленной им законодательством компетенции имеют право на основании письменного заявления, подписанного уполномоченным лицом, запрашивать и получать бесплатно сведения, составляющие коммерческую тайну (часть (2)). Должностные лица этих органов несут предусмотренную законодательством ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну хозяйствующего субъекта (часть (3)). Иные органы и организации, в том числе средства массовой информации, правом истребования у хозяйствующего субъекта сведений, составляющих коммерческую тайну, не обладают (часть (4)).

В соответствии с частью (1) статьи 12 физические и юридические лица, в том числе должностные лица государственных органов контроля и надзора, имеющие доступ к коммерческой тайне, обязаны строго соблюдать требования о ее неразглашении, препятствовать утечке информации к третьим лицам, приобретению или использованию ее этими лицами без согласия владельца и способом, противоречащим добросовестной коммерческой практике (расторжение договора, злоупотребление доверием и подстрекательство к правонарушению, приобретение закрытой информации третьими лицами, которые знали, что подобное приобретение подразумевает недобросовестную коммерческую практику, или в отношении которых были представлены доказательства такой практики либо явной халатности или игнорирования), при условии, что эта информация:

a) является секретной в том смысле, что она в целом или по форме либо в точной совокупности составляющих ее частей вообще не известна или не является доступной для лиц, принадлежащих к кругам, которые обычно имеют отношение к данному виду информации;

b) имеет коммерческую ценность ввиду своей секретности;

c) является объектом разумных распоряжений о сохранении ее секрета законно контролирующим ее лицом.

Согласно части (2) статьи 12, если разрешение сбыта фармацевтической продукции или химической продукции для сельского хозяйства, содержащей новые химические препараты, обусловлено сообщением закрытых данных, полученных в результате испытаний, или других закрытых сведений, определение которых сопряжено со значительными усилиями, такие данные охраняются как от недобросовестного коммерческого использования, так и от разглашения, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты населения или когда предприняты меры для обеспечения охраны соответствующих данных от любого недобросовестного коммерческого использования. Отметим, что содержание 12 Закона РМ о коммерческой тайне во многом совпадает с содержанием статьи 39 ТРИПС, хотя в том, что касается положений части (1) статьи 12 характер изменён с диспозитивного на императивный: если согласно ТРИПС физическим и юридическим лицам предоставляется возможность препятствовать разглашению коммерческой тайны, то Закон РМ требует строго соблюдать требования о её неразглашении.

Часть (1) статьи 13 предусматривает, что в ходе судебного разбирательства различных споров ознакомление суда, арбитража и третьих лиц с объектами коммерческой тайны допускается только в части, относящейся непосредственно к существу спора, в котором хозяйствующий субъект выступает в качестве истца или ответчика. При предъявлении доказательств принимаются во внимание законные интересы сторон, связанные с охраной их производственных и коммерческих тайн. В части (2) этой же статьи установлено, что неограниченный допуск суда и арбитража к бухгалтерским книгам и иным коммерческим документам разрешается только в случаях:

a) возбуждения дела о банкротстве и ликвидации хозяйствующего субъекта;

b) споров по поводу права наследования или раздела общего имущества супругов;

c) споров между самими учредителями хозяйствующего субъекта.

В целях предотвращения некоторых мнимых нарушений законов и правил иностранного государства вследствие действий, предпринятых гражданами Республики Молдова или лицами, проживающими в Республике Молдова, любое официальное лицо иностранного государства вправе требовать от ответственных официальных лиц Республики Молдова предоставления ему информации, не являющейся конфиденциальной, которая имеется в распоряжении общественности, представляющей интерес по обсуждаемому вопросу, а также другой информации, которой они располагают, при условии соблюдения внутреннего законодательства и заключения взаимно удовлетворяющего соглашения о соблюдении конфиденциального характера этой информации (статья 131).

В рамках статьи 14, передача третьим лицам сведений, составляющих коммерческую тайну, влечет за собой предусмотренную законодательством ответственность:

— дисциплинарную,

— материальную,

— административную,

— уголовную.

При этом, однако, необходимо, чтобы сведения содержались хозяйствующим субъектом в тайне, были в установленном порядке вверены разгласившему их лицу без согласия на разглашение и разглашение повлекло за собой ущерб. В этом контексте уместно будет подчеркнуть, что именно важность коммерческой тайны обусловила такие правонарушения как промышленный шпионаж, разглашение конфиденциальной информации и т.д.16 Cогласно статье 24510 Уголовного кодекса РМ17, сбор сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем хищения информации, в том числе с использованием специальных технических средств, вымогательства или угрозы применения насилия, неопасного для жизни или здоровья лица, наказывается штрафом в размере от 1350 до 4350 условных единиц или лишением свободы на срок от одного года до 6 лет, в обоих случаях с лишением или без лишения права занимать должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет (часть (1)). Незаконное разглашение или использование информации, составляющей коммерческую или банковскую тайну, лицом, которому эта информация была доверена или стала известна в связи с его служебными обязанностями, без согласия владельца информации, наказывается штрафом в размере от 1350 до 3350 условных единиц или лишением свободы на срок от одного года до 3 лет, в обоих случаях с лишением или без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет (часть (2)). Те же действия, которые причинили ущерб в особо крупных размерах, наказываются штрафом в размере от 4350 до 5350 условных единиц или лишением свободы на срок от 2 до 5 лет, в обоих случаях с лишением или без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 2 до 5 лет (часть (3)).

Согласно части (1) статьи 15, за нарушение Закона РМ о защите коммерческой тайны и иных нормативных актов о коммерческой тайне физические и юридические лица привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством. Часть (2) предусматривает, что работники хозяйствующих субъектов, государственных органов, а также лица, незаконно получившие сведения, составляющие коммерческую тайну или завладевшие ими, обязаны также возместить ущерб, причиненный хозяйствующему субъекту или субъекту предпринимательства.

Таким образом, коммерческая тайна и меры по её охране в законодательстве Республики Молдова регулируются достаточно подробно, однако в ряде случаев были замечены расхождения в нормах и недочёты, которые необходимо исправить, принимая во внимание заинтересованность молдавских предпринимателей в налаживании как можно более крепких коммерческих связей с зарубежными деловыми партнёрами.

 

 

1 Опубликован: 10.11.1994 в Monitorul Oficial Nr. 13; URL: http://lex.justice.md/ru/312792/

2 Опубликован: 14.09.2012 в Monitorul Oficial Nr. 193–197; URL: http://lex.justice.md/ru/344792/

4 Миньянь Л. Правовая защита коммерческой тайны в Китае. // Вестник Бурятского государственного университета. — 2014. — №2. — С.284.

5 Закон РМ № 218–XV от 01 июня 2000. URL: http://agepi.md/sites/default/files/law/international/trips–ru.pdf

6 Некоммерческая интернет–версия базы данных КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=160225&div=LAW&dst=100014%2C0&rnd=0.5111207251837233

7 Сушкова О.В. Правовой режим ноу–хау в США. // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. — 2009. — №16(71). — С.256.

8 В редакции Законов Азербайджанской Республики от 28.09.2004 г. №765–IIГД, 20.10.2006 г. №170–IIIГД, 12.06.2012 г. №381–IVQD (неофициальный перевод). URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2596

9 См., например: Соболев А.А. О соотношении понятий «секрет производства», «ноу–хау» и «информация, составляющая коммерческую тайну». // Вестник ЮУрГУ. Серия «Право». — 2014. — Том 14, №2. — С.114.

10 Стародубова Л.В. К вопросу о правовом механизме охраны секретов производства (ноу–хау). // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Право». — 2012. — №2. — С.75.

11 Опубликован: 14.10.2011 в Monitorul Oficial Nr. 170–175. URL: http://lex.justice.md/ru/340495/

13 Переопубликован в Monitorul Oficial al R.Moldova № 78–81/199 от 13.05.2011. URL: https://www.bnm.md/ru/content/zakon–o–finansovyh–uchrezhdeniyah–no–550–xiii–ot–21071995#art22

14 Герасимов Р.Ю. Правовой режим коммерческой тайны в рамках трудовых отношений. // Успехи в химии и химической технологии. — 2007. — №10(78). — С.43.

15 Гражданский кодекс РМ Nr. 1107 от 06.06.2002. Опубликован: 22.06.2002 в Monitorul Oficial Nr. 82–86. URL: http://lex.justice.md/ru/325085/

16 Герасимов Р.Ю. Правовой режим коммерческой тайны в рамках трудовых отношений. // Успехи в химии и химической технологии. — 2007. — №10(78). — С.41.

17 Уголовный кодекс РМ Nr. 985 от 18.04.2002. Опубликован: 14.04.2009 в Monitorul Oficial Nr. 72–74. URL: http://lex.justice.md/index.php?action=view&view=doc&lang=2&id=331268

Related Posts

instagram volgers kopen volgers kopen buy windows 10 pro buy windows 11 pro