ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol
ISSN 1857-4122
Publicaţie ştiinţifică de profil Categoria B
Trimite un articol

Уголовные аспекты распространения преступлений связанных с незаконным абортом в Республике Молдова

Александру ЧИКАЛА, кандидат юридических наук, Академия «Штефан чел Маре» МВД РМ (ORCID: 0000-0001-5900-0679)

Игорь СОРОЧЯНУ, магистрант, Академия «Штефан чел Маре» МВД РМ (ORCID: 0000-0002-8719-0454)

Normative Aspects Regarding the Criminalization of Illegal Abortion in the Legislation of the Republic of Moldova

Individual freedom and security of the person is one of the most sensitive and complex human values which, along with other fundamental rights, plays a primordial role in a democratic society.

In the following, we present some aspects of criminal law of the illegal performance of abortion misdemeanor as it is criminalized in the criminal law in force of the Republic of Moldova (RM) under art.159 of the Criminal Code (CC). The illegal performance of abortion is undoubtedly one of the few crimes against the life and health of a person that has experienced a different approach during the whole human existence: from the most severe punishment to decriminalization.

Keywords: misdemeanor, illegal performance of the abortion, criminal liability, reproductive health, pregnancy, termination of pregnancy.

Repere normative privind dislocarea avortului ilegal în legislaţia Republicii Moldova

În cele ce urmează vom prezenta unele aspecte juridico-normative a infracţiunii de provocare ilegală a avortului aşa cum este incriminată în legislaţia penală în vigoare a Republicii Moldova, la art.159 din Codul penal. Provocarea ilegală a avortului este, incontestabil, una dintre puținele infracțiuni contra vieții și sănătății persoanei care a cunoscut de-a lungul existenței umane o abordare inedit de diferită: de la instituirea celor mai severe pedepse până la dezincriminarea acesteia.

Cuvinte-cheie: infracţiune, provocare ilegală a avortului, răspunderea penală, sănătatea reproductivă, sarcină, întrerupere a cursului sarcinii.

Ниже мы представим некоторые нормативно-правовые аспекты преступления незаконной провокации аборта, инкриминируемого действующим уголовным законодательством Республики Молдова в статье 159 Уголовного кодекса. Нелегальная провокация аборта, бесспорно, один из немногих преступлений против жизни и здоровья человека, который во время своего известного человеческого существования необычно иной подход: от введения самых суровых наказаний к его декриминализации.

Ключевые слова: преступление, незаконное провокация аборта, уголовная ответственность, репродуктивное здоровье, беременность, прерывание беременности.

Введение.

Статья 159 Уголовного кодекса (УК) Республики Молдова под названием «Незаконное производство аборта», предусматривает типичный вариант совершения преступления, связанным с прерыванием беременности любыми средствами, совершенное: а) вне медицинских учреждений или медицинских кабинетов, имеющих соответствующее разрешение; b) лицом, не имеющим специального высшего медицинского образования; c) при сроке беременности более 12 недель при отсутствии медицинских показаний, установленных Министерством здравоохранения, труда и социальной защиты; d) при наличии у потерпевшей медицинских противопоказаний к осуществлению подобной операции; е) в антисанитарных условиях1.

В статье 159 пункт (2) УК Молдовы предусмотрены следующие усугубляющие формы преступления:

b) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести телесного повреждения или иного тяжкого или средней тяжести вреда здоровью;

с) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей2.

Первый вопрос, который мы хотели бы раскрыть, связан непосредственно с названием ст.159 УК Республики Молдова. В названии данной статьи используется выражение «Незаконное производство аборта», а уже в описании статьи используется выражение «Прерывание беременности».

Примененные методы и материалы.

В процессе разработки исследования использовались доктринальный материал и нормы о преступлении незаконного провокации аборта. Также исследование этого явления стало возможным с применением нескольких методов научного исследования теории права и криминологии: логического метода, метода сравнительного анализа, системного анализа, статистики и др. При этом использовались труды местных ученых, а также научные материалы доктринеров других государств.

Результаты и обсуждения.

В медицинской литературе аборт рассматривается как спонтанное или спровоцированное изгнание продукта зачатия, до 28-й недели, с весом меньше чем 1000 г (по ВОЗ). Также, утверждается, что аборт является нарушением течения беременности до 180 дней или преждевременным изгнанием нежизнеспособного плода3.

В медицинской науке беременность это расчетная продолжительность с первого дня последней нормальной менструации, которая составляет 280 дней, с нормальным отклонением от 259 дней (37 недель) до 287 дней (41 неделя); ребенок, родившийся до 37 недель, считается недоношенным, а после 41 недели — переношенным4.

Беременность, также, определяется как состояние и период женщины, в матке которой развивается продукт зачатия, с момента оплодотворения и до рождения; срок эквивалентен самому продукту зачатия5; период у женщины, включающий время между оплодотворением до рождения, который обычно длится около 280 дней6.

Анализируя эти разногласия, автор А.Плоп приходит к выводу, что исходя из положения ст.159 Уголовного кодекса, в уголовно-правовом смысле понятие «аборт», с одной стороны уже, чем в медицинском понятии, так как оно не относится к самопроизвольному прерыванию беременности (также называемый патологическом абортом), определяемым исключительно и всегда наличием патологических факторов и событий; а с другой — шире, потому что отражается на всем сроке беременности7.

На наш взгляд, уголовно-правовые нормы не могут создавать положения, которые имели бы другое значение, чем то, которое предоставляется в специализированной области. Исходя из положений ст.2 п.(1) УК Республики Молдова, согласно которой: «Уголовный закон защищает от преступлений личность, ее права и свободы, собственность, окружающую среду и т. д. … », цель уголовного закона — не создавать ценности и социальные отношения, а защищать их в том виде, в каком они уже существуют в обществе. Следовательно, понятие аборта не может иметь иного уголовно-правового значения, чем то, которое приписывается этому понятию медицинской наукой.

При более внимательном рассмотрении понятия можно отметить, что уголовно-правовое значение аборта, рассмотренного в названии ст.159 УК Республики Молдова, идентична судебной медицине.

Таким образом, судебно медицинское определение, предполагает прекращение нормального течения беременности на протяжении всего его периода, даже если, это происходит во время начала родов или в течении них8.

В то же время мы полностью поддерживаем позицию автора А. Плопа, согласно которому название ст.159 УК следует заменить с «Незаконного производства аборта» на «Незаконное прерывание беременности».

Такая позиция может быть обоснована с нескольких точек зрения:

1. Юридические и уголовно-правовые нормы не могут создавать понятия, которые имели бы иное значение, чем те, которые предлагаются науками в других областях. Исходя из положений ст.2 п (1) УК Республики Молдова, согласно которой: «Уголовный закон защищает от преступлений личность, ее права и свободы, собственность, окружающую среду и т. д. … », цель уголовного закона состоит не в создании ценностей и социальных отношений, а в защите их в том виде, в котором они уже существуют в обществе. В результате, понятие аборта не может иметь иного уголовно-правового значения, чем то, которое приписывается медицинской наукой. Поэтому, до тех пор, пока у плода не появится необходимая жизнеспособность, чтобы вести собственную внематочную жизнь, добровольное прерывание беременности именуется абортом, а после — рождением. Соответственно, существует целиком связь между понятием аборта и прерыванием беременности.

2. Законодательная процедура и способ формулирования уголовных норм должны соответствовать требованиям доступности, предсказуемости и ясности. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Республики Молдова об исключительном случае не-конституционности положений ч.(6) ст.63 Уголовно-процессуального кодекса № 26 от 23.11.2010: «Для того, чтобы соответствовать трем критериям качества — доступности, предсказуемости и ясности правовая норма должна быть сформулирована с достаточной точностью, чтобы лицо имело возможность принять решение относительно своего поведения и предусмотреть, в зависимости от создавшихся обстоятельств, последствия этого поведения. В противном случае лицо может заявить, что не знает свои права и обязанности, вопреки тому, что закон содержит правовую норму, которая предписывает как должно себя вести лицо в данной ситуации. В данном толковании, норма, которая не соответствует критерию ясности, противоречит ст.23 Конституции, закрепляющей обязательство государства обеспечивать право каждого лица на знание своих прав»9.

Другой вопрос, который необходимо рассмотреть в этом исследовании, — это правовой объект преступления, заключающегося в незаконном производстве аборта.

Ст.159 УК Республики Молдова, прописана во второй Главе Особенной части под названием «Преступления против жизни и здоровья личности».

Использование в названии второй главы из Особенной части термина «личность» приводит нас к выводу, что, устанавливая уголовную ответственность за незаконное производство аборта, законодатель защищает жизнь и здоровье беременной женщины, а не целостность или жизнь плода или понятие рождения10.

Плод в матке беременной женщины не может иметь качества человека. Такое решение вытекает, прежде всего, из судебной практики ЕСПЧ, согласно которой жизнь внутриутробного плода является неотъемлемой частью жизни женщины и не может рассматриваться как самостоятельная: «если бы вторая статья Конвенции была распространена на защиту плода, то было бы запрещено прерывание беременности в случаях, когда это поставило бы под угрозу жизнь женщины»11.

В связи с этим, мы не принимаем точку зрения А. Попова, согласно которой акт умышленного убийства плода, находящегося в утробе матери на сроке беременности более 22 недель, каждый раз будет квалифицироваться как убийство12.

В качестве аргумента мы можем сослаться на отсутствие в местном уголовном законодательстве нормы о признании вины, которая установила бы уголовную ответственность за акт нанесения телесных повреждений или убийства внутриутробного плода в соответствии с уголовным законодательством других государств. Так, в Уголовном кодексе Испании в отдельном разделе (De las lesiones al feto) деяние причинения вреда плоду (статья 157), совершенное умышленно или по вине (в дополнение к аборту, предусмотренному в ст.144 и 145 и после преступления убийства, предусмотренного статьями 138-143)13.

В уголовном законодательстве по формулировке и обвинения в незаконном производстве аборта, понимается не защита концепции рождения или внутриутробного плода, а защита беременной женщины от совершения действий, направленных на прерывание беременности в условиях незаконности, которые могут подвергается серьезной опасности для жизни или здоровья. Таким образом, только беременная женщина может стать жертвой этого преступления, по поводу которого производят прерывание беременности. Это решение также связано с тем, что субъектом анализируемого преступления может быть не беременная женщина14.

Таким образом, мы поддерживаем мнение авторов С. Тарасова и А. Шумилова, которые считают, что в случае незаконного аборта объектом преступления являются общественные отношения, обусловленные защитой здоровья и жизни беременных15.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что особым юридическим объектом преступления незаконного производства аборта являются общественные отношения по защите жизни и здоровья беременных женщин, нормальное существование и развитие которых обусловлено безопасным прерыванием беременности с соблюдением установленных процедур.

Еще один вопрос, на котором мы хотим остановиться, заключается в том, имеет ли период беременности, до которого можно произвести прерывание беременности, какое-либо значение c юридической стороны преступления согласно ст.159 УК.

В соответствии с пунктом 37 Положения о добровольном прерывании беременности, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения Республики Молдова от 12.09.2010, добровольное прерывание беременности после первых 12 недель и до конца 21 недели беременности. выполняется по медицинским (Приложение №1 к Положению) и социальным (Приложение №2 к Положению) показаниям.

Таким образом, в зависимости от срока беременности нелегальные аборты классифицируются следующим образом:

прерывание беременности до 12 недель с нарушением условий, предусмотренных разделом 2 из Регламента о добровольном прерывании беременности, под названием «Добровольное прерывание беременности в течение первых 12 недель беременности»;

прерывание беременности с 12 до 21 недели путем нарушения условий, предусмотренных в разделе 3 из Регламента о добровольном прерывании беременности, под названием «Добровольное прерывание беременности после первых 12 недель беременности»;

прерывание беременности после 21 недели. Прерывание беременности после 21 недели не регулируется вышеупомянутым Регламентом. В связи с этим, автор А. Плоп утверждает, что причинение вреда, инкриминируемое ст.159 УК проявляющееся в прерывании течения беременности может быть достигнуто на любом этапе беременности, вплоть до начала физиологического процесса естественных родов. По этим причинам, любое прерывание беременности с согласия беременной женщины, произведенное после 21-й недели беременности, даже при наличии медицинских показаний, независимо от того, было ли оно произведено акушером-гинекологом или нет, будет составлять состав преступления о незаконной провокации аборта (ст.159 УПК РМ)16.

Мы частично согласны с этим мнением, так как нельзя абсолютизировать тезис о том, что любое прерывание беременности после 21-й недели является незаконном производстве абортов.

Для более справедливой правовой индивидуализации и для ясности текста закона, мы предлагаем введение новой отягчающей нормы, изменив (1)1 абзац закона, на следующую законодательную формулировку:

(1)1То же самое совершенное действие:

а) после 21 недели беременности.

Еще один вопрос, требующий решения, — это юридические сроки и условия прерывания беременности. Таким образом, учреждения, в которых добровольное прерывание беременности после первых 12 недель беременности осуществляется только в государственных медицинских учреждениях. Добровольное прерывание беременности после первых 12 недель и до конца 21 недели беременности производится по медико-социальным показаниям.

Согласно Приложению № 1 Регламента о добровольном прерывании беременности, указаны медицинские показания к добровольному прерыванию беременности после 12 недель и до конца 21 недели беременности:

− пороки развития плода несовместимые с жизнью / неизлечимые;

− состояния после хирургического лечения с удалением жизненно важного органа;

− заболевания или патологические состояния, угрожающие здоровью и жизни беременной.

Ниже приводится исчерпывающий список заболеваний или патологических состояний, которые могут оправдать использование медикаментозного аборта17.

Сравнивая положения Регламента о добровольном прерывании беременности, то также возможен нормативный способ совершения незаконного производства аборта от буквы c) ст.159 Уголовного кодекса. Коллизию правовых норм можно наблюдать в том смысле, что правовые нормы, принадлежащие к разным отраслям права, по-разному разрешают одну и ту же правовую ситуацию. Так, Регламент о добровольном прерывании беременности допускает прерывание беременности от 12 до 21 недели по социальным показаниям18, а императивные положения ст.159 УК запрещают это. Соответственно, возникает вопрос: каким положениям отдавать приоритет тому, кто толкует уголовное право? Положения Регламента о добровольном прерывании беременности или ст.159 с) УК Республики Молдова.

Хорошо известно, что, исходя из иерархии нормативных актов, Уголовный кодекс по сравнению с Регламентом о добровольном прерывании беременности имеет явный приоритет в применении. Но, поскольку, нормативные акты в области медицины признают право на аборт у женщин от 12 до 21 недели по социальным причинам, насколько правильным было бы, если по Уголовному Кодексу было запрещено такое вмешательство.

По нашему мнению, уголовно-правовые нормы предназначены не для установления стандартов в области медицины, а для защиты стандартов, установленных в специализированных областях, в том числе и в медицинской науке.

При этом хотим уточнить, что процедура прерывания беременности по социальным показаниям широко применяется в государственных медицинских учреждениях страны. Таким образом, после изучения статистической информации, предоставленной Национальным бюро статистики Республики Молдова, о количестве случаев прерывания беременности после 13 недель по социальным показаниям, мы подтверждаем, что в течение 2013г. было зарегистрировано 59 случаев, 2014 г. — 54 дела, 2015 год — 34 дела, 2016 год — 22 дела, 2017 год — 26 дел19.

Таким образом, мы предлагаем новую формулировку ст. 59, буквы с) УК путем дополнения и расширения инкриминируемого отношения к социальным абортам. В таком случае, описываемая методика будет иметь следующее нормативное содержание: прерывание течения беременности, превышающей 12 недель, при отсутствии медицинских или социальных показаний.

1 Уголовный Кодекс Республики Молдова nr.985-XV от 18.04.2002, ст.159.

2 Уголовный Кодекс Республики Молдова nr.985-XV от 18.04.2002., ст.159 (2).

3 Pană S., Pană S. Jr. Dicţionar de obstetrică şi ginecologie. București: Univers encilopedic, p.26.

4 Rusu V. Diciţionar medical. Bucureşti: Ediţia medicală, 2001, p.827.

5 Simic P. Dicţionar medical. Bucureşti: Ed. Medicală, 1969, p.512.

6 Pană S., Pană S. Jr. Dicţionar de obstetrică şi ginecologie. București: Univers encilopedic, p.160.

7 Плоп А., Влияние срока беременности на классификацию деяния согласно ст.159 УК РМ. В: Национальный журнал права, 2014, nr.8, c.18.

8 Beliş V., Tratat de medicină legală. Volumul 2. Bucureşti: Ed. Medicală, 1995, p.356.

9 Решение Конституционного Суда Республики Молдова об исключительном случае не-конституционности положений ч.(6) ст.63 Уголовно-процессуального кодекса, nr.26 из 23.11.2010.

10 Чикала Александру, Герман Мариан, Предмет преступления незаконного производства аборта, В: iScience Modern scientific challenges and trends, Warsaw, Poland, 2018, nr.9, с.104.

11 Микеле де Сальвия, Прецеденты европейского суда по правам человека, Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2004, c.104-105.

12 Попов А.Н., Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах, Санкт-Петербург: Юридический Центр Пресс, 2001, c.30.

13 Тодан А., Детоубийство. Споры, в редакционной заметке Антонии Г., R.D.P. nr.3/1999, с.120.

14 Кожокару Р., Уголовно-правовое исследование и судебное расследование преступления детоубийства. Кишинев: докторская диссертация, 2007, c.98.

15 Тарасов С., Шумилов А., Искусственное прерывание беременности (аборт). Уголовно-правовые аспекты. B: Уголовное право, 2004, nr.2, c.67.

16 Плоп А., Влияние срока беременности на классификацию деяния согласно ст.159 УК РМ. В: Национальный журнал права, 2014, nr.8, с.74.

17 Положение о добровольном прерывании беременности, утвержденное приказом Минздрава о безопасном добровольном прерывании беременности. Nr.647 от 21.09.2010.

18 Там же.

19 Статистика о прерывания беременности: http://statbank.statistica.md/pxweb/pxweb/ro/?rxid=9a62a0d7-86c4-45da-b7e4- fecc26003802 (просмотрен 20.08.2020).

Related Posts

instagram volgers kopen volgers kopen buy windows 10 pro buy windows 11 pro